Договорное регулирование трансграничных семейных отношений по российскому и иностранному праву
Contractual Regulation of Cross-Border Family Relations in Russian and Foreign Law

Опубликовано в номере 4 за 2017 год

DOI: 10.17803/2542-2472.2017.4.4.066-077

Автор: Пучков В. О. / Author: Puchkov V. O.

Рубрика: ПРОБА ПЕРА


  1. Разработка единого подхода к содержанию базовых понятий се- мейного права («брак» и «семья») позволит разрешить вопрос о пределах и ус- ловиях договорного регулирования трансграничных семейных отношений. Фун- даментальные понятия семейного права имеют личную неимущественную природу, что усложняет договорное регулирование трансграничных семейных отношений. Одной из проблем становится вопрос договорного регулирова- ния трансграничного суррогатного материнства. Анализ законодательства и судебной практики позволяет сделать вывод о том, что договор суррогат- ного материнства выступает в качестве юридического факта — основания возникновения семейных прав и обязанностей имущественного и личного не- имущественного характера. Применительно к российской правовой системе договор суррогатного материнства является не гражданско-правовым, а се- мейно-правовым. В связи с этим к нему не могут быть применены коллизи- онные привязки, регламентированные в ст. 1211 ГК РФ. Учитывая тот факт, что в национальном и международном праве закреплен принцип соблюдения «наилучших интересов ребенка», к отношениям из договора суррогатного ма- теринства следует применять право государства, в котором был рожден ребенок, а в случае если правом данного государства не допускается заключе- ние договоров суррогатного материнства, — право государства, являющегося личным законом суррогатной матери. Другая проблема заключается также в особенностях содержания и коллизи- онного регулирования брачного договора с иностранным лицом. Брачный до- говор в силу положений международного частного права РФ не может быть квалифицирован как гражданско-правовой, им не могут быть урегулированы личные неимущественные отношения или какие-либо обстоятельства лично- го характера. Однако зарубежное право относит к сфере брачно-договорного регулирования широкий спектр правоотношений, начиная от собственно се- мейных и заканчивая наследственными и трудовыми. В этой связи существу- ет риск признания брачного договора с иностранным лицом, содержащего обязательства личного неимущественного характера, противоречащим пу- бличному порядку России.


  2. The development of a unified approach to the content of the basic concepts of family law (“marriage” and “ family”) will resolve the issue of the limits and conditions of contractual regulation of cross-border family relations. The fundamental concepts of family law are of a personal non-property nature, which complicates the contractual regulation of cross-border family relations. One of the problems is the issue of contractual regulation of cross-border surrogate motherhood. The analysis of the legislation and judicial practice allows us to conclude that the surrogate motherhood contract acts as a legal fact - the grounds for the emergence of family rights and obligations of property and personal non-property nature. With regard to the Russian legal system, the surrogate motherhood contract belongs to family law rather than civil law. In this regard, the connecting factors regulated in Art. 1211 of the Civil Code of the Russian Federation cannot be applied. Considering the fact that both national and international law enshrines the principle of observance of the “best interests of the child”, the surrogate motherhood contract should be subject to the law of the State where the child was born. If the law of this State does not allow the conclusion of surrogate motherhood contracts - the law of the state, which is the personal law of the surrogate mother. Another problem is also the peculiarities of the content and conflict regulation of the prenuptial agreement with a foreigner. Prenuptial agreement by virtue of the provisions of private international law, in the Russian Federation cannot be classified as a civil one; it cannot settle personal non-property relations or any circumstances of a personal nature. However, the foreign law refers a wide range of legal relations, from the family to the hereditary and labor ones, to the sphere of marriage and contractual regulation. In this regard, there is a risk of recognizing a prenuptial agreement with a foreign person, containing obligations of a personal non-property nature, contrary to the public order of Russia.






  3. нет данных




Открыть во весь экран

Количество просмотров статьи (c 01/10/2016): 386